Хлоп

Воздушный шар принесли домой вечером. Он сразу подлетел к самому потолку, упруго попрыгал, обернулся разок вокруг себя и важно поплыл в комнату.
Длинная ленточка пощекотала нос спящему на диване котёнку. Котёнок чихнул, проснулся и подпрыгнул.
Он быстро осмотрел комнату, но не сразу сообразил поднять мордочку к потолку. А потом сообразил и увидел.
— Привет! — сказал шару котёнок.
Шар чуть повернулся и поскрипел тугим боком.
— Какой у тебя длинный хвост! У меня тоже длинный!
Котёнок кокетливо повернулся так, что стало понятно: да, длинный.
— Это, да будет вам известно, не хвост.
— А что, а что? — котёнок спрыгнул с дивана и лёг на пол.
— Это — лента! Да будет вам известно, что я — праздничный шар! Прибыл сюда после рабочего дня! Прошу оставить меня в покое! Пришло время заслуженного отдыха!
И шар отвернулся — дескать, разговор закончен.
Но котёнок не понял. Раз это не хвост — значит, можно дёргать, решил котёнок. Он прыгнул, зацепил петельку и потянул вниз.
— Ох! — охнул шар, ещё не поняв, в чём дело.
Котёнок поставил на ленточку лапку, так что шар завис в полуметре от потолка.
— Уф! Как так? Что такое? Отпустить меня немедленно! — шар аж раскачался вправо и влево от возмущения. — Бесстыжее животное, пусти! Пусти!
Котёнок втянул когти, и ленточка скользнула вверх.
Шар бумкнулся об потолок, всё продолжая кипятиться.
— Как только посмел! Меня, праздничный шар! На отдыхе! Какая-то глупая недокошка! Мой коллега — шар в виде кота — умер бы со стыда, если бы это увидел!
— Ну и пожалуйста, — сказал котёнок, опустил маленькую мордочку и ушёл под диван.
Он так сказал, но на самом деле ему было очень обидно.

Наутро котёнок забыл об обиде. Он вышел из под дивана, позавтракал, проводил хозяев на работу и стал думать, с чем поиграть: погремушкой в виде мышки или мячиком.
Он каждый день над этим думал и всегда выбирал мышку.
Шар немного повисел молча, а потом сказал:
— Довольно глупа игра, между прочим.
— Ничего не глупая! — котёнок погнал мышку под шкаф.
— Глупая, глупая. Вот на празднике, где я работал, дети играли в умные игры. Например, изображали животных.
— Я и так котёнок! — отвечал котёнок. Между прочим, для котёнка это довольно остроумный ответ.
— Как глупо, что ты пытался меня поймать, — говорил ещё шар. — Ты знаешь пословицу: рождённый ползать — что?
— Лёгкая добыча!
— Неправильно. Просто тебе не понять, каково это — летать!
Котёнок сделал кувырок.
— Летать мне хозяйка не разрешает!
— Что за глупость? — шар забумкал об потолок, как будто хохоча.
— Видишь решётку на окне? — котёнок вспрыгнул на подоконник. — Хозяйка поставила и сказала мне: «А то вдруг ты захочешь полететь? Решишь, что ты у меня птичка».
— Ха-ха-ха. Ты бы просто упал! Вот я бы — я бы полетел.
— Нет. Хозяйка сказала — полететь. Если я решу, что я — птичка.
— Ты самое глупое существо из всех, что я знаю! — сказал шар. Словно он знавал многих.
Котёнок прыгнул, выпустив когти, но ничего не схватил.
— Ха-ха! — шар закачался. — Тебе меня не достать, летун!

На следующий день котёнок встал позже — хозяева уже ушли. Он вылез из-под кровати, потянулся, зевнул и сказал, не глядя вверх:
— Доброе утро.
— Утро как утро, — ответил шар как-то будто хрипло.
Котёнок посмотрел.
— Ты какой-то не такой, — сказал он.
— Такой же я! Какой это ещё не такой?
— Ты похудел.
— На себя посмотри.
— А что я? Ветеринар сказал хозяйке, что у меня…
— Меня не интересует твоя хозяйка, — рявкнул вдруг шар. — Почему ты никогда не молчишь?
Котёнок, не зная, что ответить, чихнул и ушёл к миске — завтракать. Потом вернулся и сказал:
— Наверное, сегодня день такой. Ты завтра поправишься.
Шар промолчал, и, словно проверяя что-то, побумкался об потолок.

Но на следующий день он, конечно, не поправился. На следующий день он ещё похудел. Хотел было бумкнуться — и не смог. Отяжелевшая за ночь лента тянула его вниз, так что достать потолок никак не получалось.

Однажды котёнок, вспрыгнув на спинку кресла, оказался прямо рядом с шаром — так они встретились на полпути между полом и потолком.
— Мяу, — просто сказал шару котёнок и мягко толкнул его лапой.
Шар поплыл — сперва быстро, потом медленно. Он вернулся к котёнку, и тот снова толкнул.
Шару было неожиданно приятно — почти так, как на празднике, когда он толкался среди других шаров и спускался к детям, чтобы тут же взмыть обратно.
Теперь он, конечно, не взмывал, а плавно летал, словно задумчиво, не торопясь.

Хлоп.

Котёнок поискал исчезнувший вдруг шар красивыми зелёными глазами. Он вообще был красивой юной кошечкой.
— Мяу? Ты где?
Котёнок мягко спрыгнул на пол и потрогал лапой жёлтую резинку-тряпочку.
— Эй, — сказал он и ткнулся носом. — Эй!
Но шар ничего не ответил.

Наверх