Барсук Шопенгауэра

История барсука опубликована в журнале «Октябрь»

1

Брем писал о барсуке так: «Это великолепнейшее животное обширно обитает на территории Европы и Азии. Будучи обеспокоен, барсук издает звук. За особенный рисунок на морде Шекспир называл барсука “баджер”. Согласно табели охранных статусов, барсук классифицируется как вид, вызывающий наименьшие опасения».

2

Шопенгауэр очень любил своего домашнего барсука. Бывало, возьмет на руки и целый вечер чешет барсуку бока. А однажды даже надумал взять его в любимый ресторан. Подходит к дверям, а там швейцар. Извините, говорит, с барсуком нельзя-с. С вашим песиком очень пожалуйте, а с барсуком никак. Очень уж неблагородное животное. Шопенгауэр хотел было разъяриться, но не смог, так как был уже разъярен по какому-то другому поводу. В тот день он остался без обеда — единственный раз за весь франкфуртский период.

3

Однажды известный немецкий философ Артур Шопенгауэр вышел на прогулку по Франкфурту-на-Майне с барсуком. Надо сказать, у Шопенгауэра был барсук, которого он очень любил. 

И вот они идут себе по Эшенхаймер-Анлаге, а навстречу им ботаник Пффайфер, бывший во Франкфурте проездом. 

— Ой! — воскликнул ботаник Пффайфер. — Разрешите спросить! Скажите на милость, какой же породы ваша симпатичная собачка? 

Шопенгауэр только плюнул.

4

У немецкого мыслителя Артура Шопенгауэра было необычное домашнее животное — барсук. Очень Шопенгауэр его любил. 

Однажды Шопенгауэр заметил, что барсук раздобрел сверх всякой меры. В таком положении как ни люби, а посадишь на диету. Стал барсук питаться один раз в день, как служебная собака. И, разумеется, несколько заскучал. Бывало, Шопенгауэр только загремит кастрюлей, в которой барсучья похлебка готовится, а он уж тут как тут, носом крутит, фыркает. 

Шопенгауэр наблюдал-наблюдал, а потом сел писать труд: «Ум барсука состоит в том, что он имеет рефлекс. Безусловный рефлекс положен ему от природы, а условный обретается вследствие сосуществования с природой». Ну и так далее. 

Однако барсук быстро схуднул, и Шопенгауэр не дописал труда. На его записках впоследствии основали физиологическое учение.

5

Однажды к немецкому философу Артуру Шопенгауэру приехал немецкий композитор Рихард Вагнер. И вот он поднимается на крылечко, неловко перехватывает какие-то свои свертки и стукает молотком. 

А надобно знать, что Шопенгауэр в тот момент жил не один — у него был любимый домашний барсук. Этот барсук непременно встречал любого гостя. 

И вот представьте: дверь открывается и Вагнер видит барсука, а барсук — Вагнера. Барсук сразу понял, что Вагнер — невоспитанный и желчный человек, поэтому показал зубы. 

— А-а-а! — закаркал Вагнер. — Полиция! Дикие животные! Убивают! 

И побежал-побежал, свертки растерявши, конечно. Барсук их обнюхал и ушел в дом. 

Спустя несколько времени Шопенгауэр засобирался на прогулку. Под ноги, конечно, не смотрит — об один из свертков попросту споткнулся. Поднимает, а на нем готическими буквами выведено: «Посвящается Шопенгауэру». И на другом тоже. Всего четыре свертка, и на каждом такая надпись. Шопенгауэр, конечно, сразу разъярился. Чуть уголок обертки отогнул, а внутри бумага свернутая, много листов. Уже и зубами заскрипел, еще отогнул — так и есть! — строфы. 

— Опять какая-то сволочь стихи написала, — процедил Шопенгауэр и закинул все свертки в случившуюся у калитки тележку старьевщика. 

Свистнул барсука и пошел в Эшенхаймер-Анлаге. 

Вот он не посмотрел толком, а там стихи были вообще не главное.

6

Однажды кто-то, по-видимому, оклеветал Артура Шопенгауэра — немецкого философа, жившего во Франкфурте-на-Майне. 

И вот просыпается Шопенгауэр утром, а в комнату входит худощавый человек в практичном костюме. Спросонья Шопенгауэр не сразу разъярился. Он только на кровати приподнялся и стянул ночной колпак. 

— Ты кто такой? — спрашивает. 

Худощавый человек выглянул из комнаты в коридор и кому-то там сказал: 

— Он спрашивает, кто я такой. 

Тут Шопенгауэр уже вполне проснулся и, конечно, разъярился. Он про худощавого человека уже все понял. 

— Да, — говорит Шопенгауэр вроде бы ласковым старческим голосом, а у самого седые кудри шевелятся от злобы, — кто же это вы такие? 

Худощавый на него посмотрел-посмотрел да и струхнул. 

— Меня, — говорит, — зовут Франц. Я не уполномочен давать вам объяснения. 

— Ах тебя зовут Франц? — так же ласково переспрашивает Шопенгауэр. 

— Франц. 

— Дорогой мой неуполномоченный Франц! — говорит Шопенгауэр, а сам весь белый и трясется. Слез с кровати, попал ногами в тапочки, поднялся, а потом как гаркнет: — Вон отсюда! — и метнулся к неприметной двери в углу. 

А надо сказать, что незадолго до этого случая Шопенгауэр был на птичьем рынке и не без скандала купил там молодого барсука. Этот барсук до поры до времени жил в ванной. И вот Шопенгауэр кричит свое «вон!» и распахивает дверь. 

Худощавый, конечно, рванулся, но куда там — стремительный барсук его нагнал и давай рвать. Визг, гам, вопли — насилу Франц и его товарищ унесли ноги. 

Так Шопенгауэра и не арестовали, а сам он после этого случая еще больше привязался к барсуку.

7

Основатель немецкой классической философии Иммануил Кант был человеком исключительного добронравия. Бывало, задаст на экзамене в Кенигсбергском университете какому-нибудь студенту простенький вопрос — к примеру, что человеку должно делать? — а тот и не знает. Пискнет что-то невразумительное только, и все. Но Кант все равно непременно ставил зачет. 

Однажды по весне на рубеже веков уже очень пожилой Кант поставил всем хорошие отметки и хотел было идти домой, как вдруг подскакивает к нему девушка-студентка и говорит: «Уважаемый профессор, вы такой замечательный, примите, пожалуйста, от меня вот этот подарок». Сует ему коробку и убегает — Кант только и успел удивиться. 

И вот идет он по Кенигсбергу и чувствует, что в коробке кто-то шебуршится и скребется. Дома открывает — ба! В опилках сидит небольшой грустный барсук. Даже не барсук, а так — барсучонок. Как увидел, что крышку открыли, — сразу потянулся носом и запищал. 

«Что же это за наказание? — подумал Кант. — Меня труды ждут, а тут такое. Исключительно безответственно себя повела эта студентка. И откуда вообще в университете студентка?» 

А надо сказать, что Кант привык к исключительно размеренной жизни, так что заводить барсука ему было совершенно неинтересно. И вот он сунул в коробку хлеба с молоком, закрыл крышку и немедленно сел писать письмо другому основателю немецкой классической философии. 

«Дорогой Георг!

Надеюсь, ты в добром здравии. Не поверишь, какой я приготовил тебе сюрприз!..» 

Но у того барсук тоже не прижился и еще долго кочевал от философа к философу, пока не попал наконец к…

Наверх