Wednesday, 2 December 2015

Касательно смысла жизни

Я ещё вот о чём думаю. Насчёт смысла жизни.

Вообще ощущение осмысленности или, напротив, бессмысленности — это, кажется, эмоциональная штука. Тесно связанная с ощущением счастья, эйфорией и прочим позитивом. Отчасти именно поэтому проще всего породниться со смыслом космоса через музыку. Слушая музыку, многие иногда чувствуют, что всё нужное уже понятно, а всё остальное понимать не так уж и хотелось. То же, говорят, бывает с зависимостями. Вообще одна из главных перемен в человеке, сопровождающих физиологическую зависимость — перестройка как раз представлений о смысле жизни.

Короче, ощущение осмысленности как таковое — это результат работы не столько мысли, сколько системы эмоций.

Читать дальше

Saturday, 14 November 2015

Насчёт хорошего

Ну или вот, скажем, что важно, как мне кажется.

В любой момент жизни должно быть некоторое предвкушаемое приятное событие. Тренировка, ужин, свидание, видеоигра, стакан виски, просмотр фильма — словом, что-то приятное. Причём оно обязательно должно быть доступно для непосредственного предвкушения — мне кажется, что для большинства людей это что-то около суток.

То есть вот можно в любой момент подумать: что я сейчас могу предвкушать посреди всех этих сложностей, катастроф и мороков? Вечером театр? Прекрасно. Ужин с ней? Восхитительно. Две бутылки пива, четыре котлеты и новая серия? Пёфект. А вот если ничего нет или что-то есть, но через неделю — это не годится. Невозможно предвкушать то, что будет через неделю — оно где-то там, конечно, маячит, но вот прямо сегодня — не греет.
Читать дальше

Sunday, 2 August 2015

Насчёт глюков

Ещё я хочу высказать мысль про глюки. Я как-то сейчас понял важность для себя этой темы в некотором специфическом смысле.

Собственно, счастье/несчастье, хорошо/нехорошо — это всё внутри мозга, его внутренние процессы, система эмоций. Она очень давно появилась и очень нужна.

Отсюда получается, что важно на самом деле не само событие, а отражение этого события внутри нас. «Нас мучают не вещи, а наше представление о них», я уже цитировал недавно.

Ну, то есть понятно, существуют объективно черные компоненты мира. На мой взгляд, их можно объединить в три обширных котлована. Во-первых, это фашизм (зло, невежество, ксенофобия и т.д.) Сюда относится война, новосибирский избирком, бандит на улице, духовная инспекция подростковых постелей и борьба с ГМО. Во-вторых, это малый фашизм, то есть домашнее людоедство. Всякие деформированные бабушки-мамы, подтянутые философствующие м-ки и прочая нечисть. В-третьих, это болезни.
Читать дальше

Thursday, 23 July 2015

Про биофак

Дорогой биофак.

Вот мы и завершили наши отношения. Они начались тринадцать лет назад, но официально оформились двумя годами позже. С тех пор дважды менялись документы, но не менялось существо дела.

Пора расставаться. Спасибо тебе за всё. Будь здоров.

Ты лучший на свете, но иногда делаешь штуки, которые делать нельзя. Подумай об этом.

Надеюсь, что у тебя всё будет хорошо. Когда-нибудь ты заведёшь цивилизованные входные двери и стульчаки в туалетах, осветишь свои хогвартсовские коридоры и больше никогда не будешь кидать абитуриентов на вступительном экзамене. Ты разгонишь преподавателей, которые на практикумах доводят до слез студенток, и поймёшь, что уважение к людям в мелочах ничуть не менее важно, чем знание вообще и биология в частности. Словом, я надеюсь, что ты переживёшь все болезни федерации, а не сгинешь в безвременьи.

С любовью и надеждой,

Илья — школьник, студент, аспирант, научный сотрудник

трудовая книжка

Monday, 29 June 2015

Насчёт прошлого

Ну вот или ещё важное, например.

Я понял в какой-то момент, что важно уважать себя в прошлом. Вообще мне не совсем ясно, в какой момент симпатичный в целом мальчик со всеми своими удачами, неудачами и проблемами оказался для меня в третьем лице. Ну, то есть формально-то он, конечно, обозначается тем же местоимением, но гляжу я на него извне. И гляжу, главное, эдак неодобрительно. Зачем ты, балбес, учителей не слушал? Зачем с хирургической операцией тянул? Почему потолстел? Почему не прочитал Майна Рида? Какого кипариса не добрал баллов для поступления на факультет?

Читать дальше

Sunday, 21 June 2015

Об искусстве и образовании

Этим воскресным утром я напишу пост об искусстве и образовании. Я не публицист, толково планировать нехудожественные тексты длиной больше одного абзаца умею не очень. Поэтому текст может оказаться более дискуссионным, чем хотелось бы.

Ну вот, скажем, многие образованные люди считают, что есть некоторый «джентльменский набор» текстов, которые всякий должен прочесть. Этот набор, конечно, не строго определён, но всё-таки имеет ясные очертания. В него входят Шекспир и Достоевский, Ерофеев и Алешковский, Виктор Гюго и Томас Манн — словом, целая библиотека писателей. Кроме литературного джентльменского набора есть набор художественный, музыкальный, кинематографический. Кроме того, существует джентльменский набор в области географии.

Читать дальше

Thursday, 11 June 2015

Касательно прав

Friends, человек не имеет права нам хамить, унижать нас, бить и так далее на том основании, что он близкий. Родитель, брат, любимая девушка, старый друг и т.д. В этом смысле у близкого человека нет никаких дополнительных прав по сравнению с первым встречным на улице.

Поразительно, сколько оппонентов находится у этой нехитрой, очевидной и бесспорной максимы.

Monday, 1 June 2015

Касательно критики

Ну или вот, скажем, я терпеть не могу, когда в соображении критики выдают очевидное недоразумение за проблему общего характера.
Скажем, есть в тексте ошибка — перепутано -ться и -тся.
Уважающий автора критик, редактор или руководитель скажет: «У вас тут -тся и -ться перепутано, поправьте».
Если же критик, редактор или руководитель говорит что-то вроде «Ох, ну вы бы посмотрели грамоту.ру что ли. Русский язык-то надо немножко знать» — от такого критика, редактора или руководителя надо стремительно валить.

Если в обзоре литературы не хватает важной статьи — критик должен сообщить автору, что в обзоре не хватает статьи. Автор сам сообразит, по какой причине её там не хватает. Случайное ли это упущение или недостаток умения работать с литературой.
Если же критик не только указывает на ошибку, но ещё и рассказывает автору, какие особенности авторской головы к ней привели — он не критик, а психологический агрессор.

Читать дальше