Tuesday, 3 November 2015

Про брелок и скрипку

Ну или вот, скажем, тоже история. В детстве у многих были такие тамагочи — электронные брелки с экраном как у тетриса. Там, значит, внутри работала нехитрая программа — вроде как эмулятор домашнего животного. И вот у меня тоже был такой брелок.
К брелку прилагалась бумажка-инструкция с ветвистой схемой, на которой изображались возможные пути развития питомца. Путей было несколько — начиналось всё с чёрного колобка, а потом животное должно было проходить разные стадии, которые отчего-то назывались «характерами». Ну, перевод с китайского и всё такое. На каждой стадии у него был свой неповторимый облик, и каждая стадия имела какое-нибудь дурацкое название. Названия я не помню.

Мне очень хотелось вырастить питомца с определённым характером — он выглядел как угрюмый шарик на шести ножках. В инструкции было сказано, что он флегматичный, неторопливый и мечтательный. И вот с пятой, наверное, попытки я с восторгом обнаруживаю, что наконец-то развитие пошло по нужной ветке. И через несколько недель у меня будет правильное животное.

Я жду, жду. Вот уже предыдущая стадия — ещё одно перерождение, и у меня будет шарик на ножках. И тут приходит бабушка.

Читать дальше

Sunday, 1 November 2015

Про праздник

Отпраздновавши праздник, еду в метро. Вагон полупустой.

Напротив сидят граф Дракула, останки Наполеона и какой-то подозрительный епископ с синей физиономией. Справа — пьяная молодая ведьма.

Поначалу списал это видение на только что употреблённый в рамках праздника арак. Посему для избавления потряс головой и прочитал сонет. Никуда не делись бесы, сидят в натуральном виде. Не в араке дело.

Кажись, духовность в опасности.

Monday, 26 October 2015

Про рисование собачки или лошадки

Ну или вот ещё нам рассказали такую притчу.

Какого-то маститого русского художника жутко доставали супрематисты. Приволокут поутру целую тележку полотен и норовят обсуждать.

И вот он придумал штуку. Придёт к нему очередной супрематист — а художник и говорит: нарисуйте-ка собачку. Или лошадку. Но чтобы было понятно, какая это животная и где у ей какой аспект. И ежели супрематист мог изобразить — художник наливал ему чаю и обсуждал с ним его странные картины. А ежели супрематист такого исполнить не мог, то был спускаем с лестницы.

Словом, начинать творческий путь рекомендуют с нехитрой реалистической прозы, а не со всякой неведомой хрени. Поелику пока у тебя нехитрая жизнь дяди Васи на бумагу убедительно не ляжет — все философские аллегорические фантасмагории на поверку окажутся фуфлом.

Про книжку Аллейды Ассман

Повторно приступил к чтению книжки Алейды Ассман «Длинная тень прошлого». Её перевёл на русский язык почтенный человек — Борис Николаевич Хлебников.

И вот я открываю этот интересный труд.

«Триумф и травма являются для него полюсами, между которыми действует мифомоторика конструирования национальной идентичности» — рассказывают мне Ассман и Хлебников.

У меня в последнее время появился отличный критерий понимания текста. Вот тут казалось бы вроде понятно, да? Но хочется как-то отредактировать — ну чисто чтобы было по-людски. А можно ли это отредактировать? А вот нет. Потому что на самом деле мысль автора неясна. Надо идти к автору и спрашивать: привет, что здесь имелось в виду? И дело совершенно не в том, что я не историк и не социолог — уверен, что при попытке предметно объяснить (видя контекст и всё остальное) у разных квалифицированных читателей получится разное.
Читать дальше

Thursday, 1 October 2015

Про директора

Совет Федерации не только разрешает вводить куда попало войска. Он ещё и слушает директора Курчатовского института. Речь директора доставляет.

«Под конец своего выступления директор Курчатовского института говорил об устройстве мира: некая элита всегда пыталась поставить весь остальной мир себе на службу».

«Свойство популяции «служебных людей», по его словам, очень простое: ограниченное самосознание, управление размножением и дешевый корм — генномодифицированные продукты».

«Также Ковальчук сказал, что сейчас происходит фактическое сокращение рождаемости через внедрения в массовое сознание представлений, которые противоречат естественным. По его мнению, естественным представлениям противоречат, например, ЛГБТ-сообщество и семьи без детей».

Я считаю, что директор переплюнул ректора.

А ведь Курчатник — это не унылый цирк типа какого нибудь НИИ ЗБГЦУиК имени Альберта Себа. Если российская наука где-то и выполняет какие-то функции кроме кафкианских — то в том числе в Курчатнике. И директор по идее ведёт нас в светлое будущее, а не тихо возглавляет безобидный совет учёных любителей чая.

Вместе с тем понятно, что ребята в лабораториях отдельно, а Ковальчук в парламенте отдельно.

Saturday, 12 September 2015

Про «Призыв»

Нижегородский институт развития образования в разделе «По страницам литературно-художественных изданий: аннотированный обзор публикаций» написал аннотацию на мой «Призыв».

Занозистый социальный сюжет на ходу перестраивается в притчу о границах человеческого разумения. Молодого ученого, только что освобожденного от призыва в армию, приглашают на собеседование в полицию. Столконовения с непрошенными жизненными вопросами не избежать.

Жизненный вопрос забрался на стол, уселся на рукопись и выжидательно посмотрел на писателя. Писатель был нечёсан и имел глупый вид.
—Скотина, — подумал писатель и попытался спихнуть вопрос с текста.
—Бабуин, — подумал вопрос и укусил писателя за палец.
Тем временем смерклось.

Sunday, 6 September 2015

Про рюкзак

Мы тут пересаживаемся с самолёта на самолёт. Надеюсь, что где-то там пересаживаются и наши чемоданы. Размышления о чемоданах навеяли воспоминание.

Когда я был в летней школе, мы грузились то ли на автобус, то ли на поезд. Чтобы ускорить процесс, все рюкзаки закидывали кучей старшие мальчики и мужчины. Я, уже сидя внутри, очень волновался за свой рюкзак. И в конце концов спросил у случившегося рядом педагога Х., все ли рюкзаки погрузили, всё ли в порядке.

Педагог Х. на меня внимательно посмотрел и сказал: “Да, всё погрузили, забыли только твой рюкзак”.

До сих пор пытаюсь понять, в чём заключался педагогический замысел.

Saturday, 5 September 2015

Насчёт французского языка

Прибыв в Париж, обнаружил себя в окружении французов. Француз — человек в среднем утончённый, разговаривать норовит по-французски. Мерси там, пардон, все дела. Такая уж у него родная речь. Не видя иного выхода, принялся со своей стороны тоже по-французски. Например, иной француз мне эдак хитро: бонжур. И ждёт, шельма, ответа. Думает, хитрец, меня смутить и ввергнуть в немоту. А я тоже так: бонжур. И всё, считай, диалог.

Французы утверждают, что я разговариваю на ихнем языке без русского акцента. Врут наверняка, они все гостеприимные и ласковые. Но надо, видимо, вспомнить грамматику и слова, чтобы считать, что я знаю язык. А то ни уму, ни сердцу. Одному произношению и интуиции грош цена, пропадают. Сколько-нибудь сложную мысль аккуратно не обскажешь. Толком только песни могу урчать благозвучно.

Tuesday, 11 August 2015

Насчёт езды на велосипеде

Наладился ездить на работу на велосипеде. Уже вторую неделю исправно вскакиваю на велосипед заместо погружения в метро. Оно менее душеспасительно, поскольку не почитаешь книгу. Но зато нагружает физически, улучшает реакцию и допускает к видам Москвы.

Сегодня наблюдал совершенно кинематографический эпизод: другой велосипедист упал, буквально заглядевшись на девушку. Там шла такая девушка… ну, короче, девушка. Он, значит, за неё взглядом зацепился и уже не отцепился, пока не наехал колесом на столбик и не свалился на тротуар. Натурально как в комедии.

Кроме отдельных эпизодов наблюдаю и целые явления. Велосипедисты по большей части ездят не нормально, а наподобие бабуинов, без шлемов. Хотя на этот счёт можно найти довольно убедительную «статистику». По вечерам велосипедисты ездят без фонарей, появляясь из тьмы в непосредственной близости, а не предупреждая о себе с должного расстояния.

Пешеходы зачастую не ходят по прямой, а ходят по сложным траекториям. Объезжать пешеходов затруднительно. На велосипедной набережной пешеходы ведут себя точно так же, как на тротуаре в парке. Если на велосипедной набережной уже размечена велодорожка, пешеходы идут по этой велодорожке. Но они хотя бы уходят с неё при приближении велосипеда. А есть такой вид спорта — скандинавская ходьба. И вот, значит, идёт по велодорожке такой табунчик из тётушек с палками. И никуда с неё не девается при приближении велосипеда. Интересно, что они скажут, если их спихнуть с велодорожки в речку? Пусть скандинавски плавают.

Sunday, 26 July 2015

Насчёт велосипеда

В соображении поездок на работу раскочегариваю велосипед. Чтобы велосипед ездил, ему нужно всякое навесное оборудование. Например — переднее колесо. Каковое колесо у меня хранится отдельно.

Установка колеса кандидатам наук (любых), как правило, доступна, но заключает в себе, как говорится, нюансы. Так как заветы мудрого Евгения я за два года забыл, мне пришлось лезть за руководством в интернет. Поелику ежели недотянуть, то колесо отвалится, а ежели перетянуть, то испортится механизм его верчения. Ошибка первого и второго рода, так сказать. Философия велосипедного бытия.

Усилие, — разъяснил мне автор одно из руководств, — должно быть оптимальным.

Усилие, — подсказывает автор другого руководства, — должно быть ощутимое, но не чрезмерное. При необходимости можно покрутить гайку-барашек.

Гляжу на велосипед в задумчивости. Оптимальное ли я приложил усилие? Не чрезмерное ли? Может быть, покрутить на всякий случай гайку-барашек?