Насчёт прошлого

Ну вот или ещё важное, например.

Я понял в какой-то момент, что важно уважать себя в прошлом. Вообще мне не совсем ясно, в какой момент симпатичный в целом мальчик со всеми своими удачами, неудачами и проблемами оказался для меня в третьем лице. Ну, то есть формально-то он, конечно, обозначается тем же местоимением, но гляжу я на него извне. И гляжу, главное, эдак неодобрительно. Зачем ты, балбес, учителей не слушал? Зачем с хирургической операцией тянул? Почему потолстел? Почему не прочитал Майна Рида? Какого кипариса не добрал баллов для поступления на факультет?

А потом мне представился угрюмый дядька в бороде, лёгких тонких очках (или, по случаю окончательного крушения экономики, в неуклюжих тяжёлых). И этот дядька сидит там в какой-то своей ситуации и недовольно мою жизнь анализирует. «Почто ты, бабуин, читал Акунина заместо Ферро? Почему играл в бестолковые игры заместо толковых? Отчего опубликовал полтора рассказа, а не двадцать? Почему в бассейн опять не пошёл? У меня теперь через это живот большой и колени мази требуют». У дядьки другая жизнь. И он, конечно, уже не помнит всех тех безусловно весомых причин, по которым я отклоняюсь от нехитрого путя благородного джентльмена.

И вот я решил попробовать вспомнить причины и основания (совершенно необязательно оправдания; это не про этику, а про механику) решений, неудач и слабостей самого себя в прошлом. И оказалось, что это очень полезно. И неожиданным образом добавляет в жизнь уюта — получается, что есть «свой» человек и в прошлом, и в будущем. Вы одни, а меня трое. В сказках довольно часто герой возвращается в прошлое и помогает самому себе. Это, на мой взгляд, символ очень полезной практики.

Я стараюсь разрешать проблемы сегодняшнего дня, не жалуясь внутренне на мальчика, который их якобы устроил. Он действовал так, как у него получалось. Я гляжу на него с симпатией и пониманием. Надеюсь, что угрюмый дядька в будущем будет так же глядеть на меня и мою забавную деятельность и возню.

Можно написать комментарий:

Войти с помощью: