Tuesday, 12 April 2016

Насчёт бабушек

Иной пассажир думает, что бабушка в будке в метро просто сидит и всё. Но вот я тут наблюдал, например, случай. Потребовалось остановить один из трёх эскалаторов — единственный, идущий вниз. Я так понял, что там девушка неудачно споткнулась.

И вот, значит, положение. Снизу вверх пассажир потоком прёт, его поезда привозят. Сверху вниз пассажир прёт, к поездам прорывается. Нужно девушку спасти, один из оставшихся эскалаторов пустить вниз, заборчики переставить. А люди накапливаются, и все как один злые.
Так что бабушка в будке — натуральный капитан, секунды на принятие решения, выдержка, вот это всё.

Читать дальше

Sunday, 10 April 2016

Про спектакль «Маскарад. Воспоминания будущего»

Вот, сходили на спектакль «Маскарад. Воспоминания будущего» Александринского театра. Поставил режиссёр Фокин, ориентируясь на Лермонтова и Мейерхольда. Название спектакля непонятное. Обратился к буклету.

«Само название в своей намеренной лексической неправильности задаёт основную тему спектакля: соединение прошлого и настоящего, взаимопроникновение образов, воспоминаний прошлых столетий и дня сегодняшнего».

Во, всё ясно, так бы сразу и сказали.

Москва в районе МХАТа безликая и непонятная. Из-за каких-то выставочных домиков, расставленных поперёк Камергерского, в переулке ужасно тесно. Три джентльмена играют нехитрую музыку, народ стоит и слушает. Аппаратура у джентльменов мощная, всё вокруг ихнего уличного концерта трясётся. Сам МХАТ тоже жутко тесный и неудобный театр.
Читать дальше

Monday, 22 February 2016

Про игру Journey

Прошёл Journey.

 

Когда видеоигру рассматриваешь как произведение искусства, в ней почти всегда обнаруживаются лишние с точки зрения этого самого искусства моменты. Например, в игре герой скачет на лошади из деревни в город ровно столько, сколько скачет. Потому что игрок сам сел и поскакал, в этом смысл, собственно. А в мультфильме в том же месте будет что-нибудь ещё — не смотреть же десять минут на всадника. Кто-то сформулировал, что порнография отличается от эротической сцены в фильме продолжительностью — в порно всё длится ровно столько, сколько длится. Вот тут то же примерно. Важен процесс, а не просто чтобы стало всё ясно. Ну, это схематичное описание, понятно.

 

Это почти неизбежная особенность жанра — геймплей есть геймплей. И когда мы рассматриваем игру как искусство, мы рассматриваем её в целом, а не каждую минуту в отдельности.

 

Так вот, Journey этой скидки не требует. Грубо говоря, можно записать прохождение, и получится мультфильм — без монтажа. Это, разумеется, не значит, что Journey нужно смотреть, а не играть в него — это именно игра. Но там нет моментов, которые с точки зрения геймплея нужны, а с какой-то другой точки зрения не нужны. Причём это не зависит от того, кто держит геймпад.

 

Если посмотреть на чьё-то путешествие, можно довольно много об этом человеке сказать, мне кажется. Кто он, зачем, почему — вот это всё.

 

Рекомендовать Journey можно вообще всем людям на планете — как «Ёжика в тумане» или ущелья в Армении.

Tuesday, 26 January 2016

Спектакль «Ричард III»

Посмотрели пьесу Шекспира «Ричард III» в постановке режиссёра Коляды. Спектакль новый, в Москве получается аншлаг. В антракте аншлаг рассасывается, потому что некоторые зрители сваливают с перевёрнутыми физиономиями.

Чем интереснее становится жизнь — тем яростнее делается театр. Вместо причудливых сравнений и символов вполне непосредственная демонстрация. Который зритель не въедет интеллектуально — будет поражён в животном аспекте. Зрелище, достукивающееся до каждого.

Читать дальше

Sunday, 24 January 2016

Насчёт хорошей сказки

Ну или вот, скажем, о литературе, хорошем тексте и секретах.

 

Вот есть, допустим, фэнтези, сказки и разное промеж ними. Любой может написать произведение в этом жанре. То есть вот совершенно любой человек, овладевший грамотой. Потому что чего там — есть добро и, например, зло. Ежели хочется по-простому, то в чистом виде. Если хочется с глубиной, то оба два должны быть неоднозначные. И пиши себе, отличненько получится. Ну, то есть как. Читать, конечно, никто не станет, да и невозможно будет прочитать. Но написать — выйдет без проблем.

 

Это если кто угодно берётся. А бывает, что берётся не кто угодно, а человек… ну, например, талантливый, хотя на самом деле я не знаю, о чём речь. И он тоже пишет фэнтези. И…

 

Я, собственно, к чему.

Читать дальше

Monday, 18 January 2016

Про рестораны и музей

В Казани у ресторанов имеется удивительное свойство — там обязательно чего-нибудь нет. Кажется, нам не удалось найти ни одного заведения, в котором бы всё было. Нет яиц, нет блюд из говядины, нет салатов или ещё чего-нибудь. Иногда официанты вежливо извиняются, иногда просто сообщают — мол, нету. Но в целом, по-видимому, считается, что так можно. Ну нету и нету, возьмите сосиски. Впервые с таким столкнулся.

В Татарстане очень редко используется словосочетание «Российская Федерация» — главным образом в контексте правоохранительных органов. Ну то есть на полицейской машине написано, что она российская. Таблички иных ведомств, например, обходятся без. Президент, министерства, музеи — все без федерального грифа. Республика Татарстан и всё.

Читать дальше

Про лошадь

—Как было?
—Мы сидели вокруг костра вечером. И он пришёл.
—Кто?
—Он.
—Послушайте…
—Ну я не знаю. Лошадь. Большая. Очень чёрная.
—Почему тогда он, если лошадь?
—Она.
—Хорошо. Дальше?
—Всё. Чёрная лошадь.
—Вы испугались?
—Ну поначалу-то нет. Что я, лошадей не видел? Их у нас много, лошадей-то. Но потом смотрю — испугались все. Тогда я тоже испугался.
—Почему?
—Не знаю. Ну странная она была. Не такая.
—Какая?
—Очень чёрная.
—Вороная.
—Нет. Чёрная. Как дыра.
—И что же было?
—Ничего. Она стояла и всё.
—Не ходила вокруг вас?
—Нет.
—Не приближалась?
—Нет.
—А вы что?
—Ничего. Я не помню.
—Ну вы разговаривали, поддерживали костёр, что?
—Я не помню.
—Тут написано: до утра. Вы целую ночь сидели и пялились на коня?
—Коня?
—Это был конь.
—Извините. Я думал, лошадь.
—Ничего. Что ещё помните?
—Помню лошадь… то есть коня. Мне кажется, что она… он становился чем дальше — тем чернее.
—Чернее дыры?
—Не знаю. Да, наверное. Ещё чернее.
—Ну хорошо. Вы просидели до утра. Дальше что?
—Дальше?
—Дальше.
—Я не помню… а. Кто-то спросил лошадь… коня. Зачем ты здесь? Глупо так. Коня — и спрашивать.
—Кто-то?
—Ну да, кто-то…
—Кто?
—…
—Понятно. И что же, он задал коню вопрос, а тот?
—Не ответил. Ушёл. И он тоже ушёл. В разные стороны. А мы остались.

Tuesday, 12 January 2016

Касательно дождя

Ну и вот мы выходим из поезда и попадаем в мороз, потому что зима, и идём на вокзал. Там внутре два обычных зала и один VIP-зал, отгороженный заборчиком. В VIP-зале стоят большие кожаные кресла и вход стоит сто рублей. Сто рублей всем жалко, кресла стоят пустые. Квартиру мы сняли в далёком районе — «Солнечном городе». Туда даже трамвай дальнего следования толком не доезжает, поскольку у него за километр до «Солнечного города» заканчиваются пути и он вынужден заворачивать оглобли. Поэтому понадобилось такси. Поначалу мы попытались вызвать себе какой фургончик, чтобы разом всем шестерым уместиться вместе с чемоданами. Но диспетчер фургончиков всё время просила перезвонить через десять минут — мол, ищут. Пришлось на обычных машинах ехать. Водители оказались нелюбезные и с неоднозначным музыкальным вкусом.

Читать дальше

Monday, 11 January 2016

Поездка в Казань

Стану рассказывать, как мы съездили на каникулах в Казань.

 

Думаю рассказать об этом событии дважды: один раз в виде заметок в интернете, и один раз в виде художественного произведения. Тут необходимы такие два путя, потому что поодиночке ни один из них не исчерпывает моего замысла. Художественное произведение предполагает, что моя мысль взорлит в облака метафизических интерпретаций и философских обобщений. Само по себе это восхитительно, однако по пути она может отойти от достоверности повествования о житейских событиях. В постах же обобщений не имеется, но зато получится нарисовать чистую правду, почти не привирая. Ну, в смысле самую малость только. Углы-то, конечно, приходится обтачивать для красного словца и удобства чтения. Это как в Киндле шрифт без засечек выставить — повышение удобочитаемости без умаленья мысли.  Читать дальше

Tuesday, 5 January 2016

Охрана культуры

В соображении общеевропейского культурного кода под Новый год заявились в театр, на балет «Щелкунчик».
У входа в балет прямо на улице стоит изрядный дядька. Вообще культура, кстати, охраняется. У входа в музей имени Пушкина, например, сидит полицейский. Ничуть не вежливый, хоть и в форме. Сумки смотрит. А тут просто дядька, спрашивает билеты. Причем это ещё не собственно билетный контроль, а просто для того, чтобы всякая сволочь не грелась без билету в театральном предбаннике.

После дядьки уже собственно проверка. Которые с электронными билетами налево, которые с обычными — направо. Так как это нигде не написано, зрители потешно снуют туда-сюда.

После билетного контроля — контроль антитеррористический. Чтобы никто ничего. Дело обычное: стол для сумок и рамка. Мне говорят: металлические предметы выкладывайте. Выкладываю, порываюсь снять часы. Часы не надо, говорят. Иду в часах. Рамка вопит. «Что-то не выложили, молодой человек». У меня на руке с доброй лукавинкой металлически поблескивают часы. Выхожу, решительно снимаю. «Молодой человек, часы не надо». Без часов рамка молчит.

Пока мы возимся с часами, которые не надо, моя сумка создает затор. «Может быть, вы покажете пока, — предлагает дама маме, — вы ведь жена?» Мама шумно возмущается.